Ceкс, ложь и сцена: зачем современный театр использует видео

8 мин.
Как видео и проекции помогают режиссерам и художникам погружать зрителей в спектакль, порой ставя их в неловкое положение

Актеры – герои реалити-шоу, а спектакль – подглядывание без осуждения. В конце концов, желание зрителя заглянуть в скрытую часть жизни другого человека объясняется не только любопытством, но и желанием сопоставить свои переживания с переживаниями героев спектакля. Об этом и не только – читайте в нашем материале.

Видео в театре: вуайеризм, реалити-шоу и технология охранных систем

Франк Касторф

В 90-е годы бунтарь и провокатор, немецкий режиссер Франк Касторф сделал видео частью спектакля, причем записи, которые транслировались зрителям, зачастую носили провокационный характер. Практически во всех его постановках на сцене есть один или несколько больших экранов. Касторф часто обращается к классическим произведениям и превращает их в реалити-шоу. В происходящем на сцене – эпатаж и штампы из поп-культуры, а в персонажах узнаются герои современности.

Например, действие спектакля «Мастер и Маргарита» по роману Булгакова переносится в современный мегаполис – с высотками, машинами и бурной ночной жизнью. За актерами повсюду следуют камеры – когда они уходят за кулисы, на экране, установленном на сцене, транслируется все, что происходит с героем. Таким образом режиссер-провокатор заставляет зрителя подглядывать – как в настоящем реалити-шоу. Иногда на экраны выводятся заранее снятые записи – то, что осталось вне страниц классических произведений.


Спектакль «В Москву! В Москву!», режиссер – Франк Касторф, театр Фольксбюне (Берлин).
Источник: Фольксбюне, фото – Thomas Aurin

Кэти Митчелл

Британский режиссер Кэти Митчелл регулярно использует в своих спектаклях видео, работая на грани театра и кино. Митчелл пользуется приемом, выводя на экраны крупные планы персонажей, благодаря которым можно разглядеть не только взгляд или жест, но даже морщинки или мельчайшие изъяны. Если добавить к этому провокационность темы, например, в «Желтых обоях» (Шаубюне, Берлин) режиссер исследует послеродовую депрессию, получается крайне интимный разговор между героем и зрителем. Камера следует за героями повсюду – вот героиня лежит в постели с мужем, вот она принимает ванну, вот на стену с обоями проецируются ее страхи – все это на экранах демонстрируется крупным планом. Если зрители хотят реалити-шоу, они его получат, но с одним условием – им покажут всю жизнь героини, а не смонтированную для телевидения картинку.


Спектакль «Желтые обои», режиссер Кэти Митчелл, Шаубюне (Берлин).
Источник: Шаубюне, фото – Stephen Cummiskey

Константин Богомолов

Видео и проекции – частые атрибуты спектаклей режиссера Константина Богомолова и художника Ларисы Ломакиной. Авторы используют возможности видео сразу для нескольких целей, в том числе, чтобы продемонстрировать жизнь героев за сценой. В его «Карамазовых» появлению героев предшествует их проход по белому коридору – прием, который часто используется на телевидении. На видео попадает и то, что осталось за кадром спектакля – когда полицейские приезжают арестовывать Митю Карамазова, на экране видно, как два героя поднимаются по лестнице многоэтажного дома, звонят в дверь, а ее им открывает сам Богомолов в халате.


Спектакль «Карамазовы», режиссер – Константин Богомолов, МХТ им. А.П. Чехова. 
Источник: МХТ им. А.П. Чехова, фото – Екатерина Цветкова

Мурад Мерзуки

Несмотря на активное использование новых технологий в театре, возможности видео и проекций еще долго не исчерпают себя. Театр будущего сможет использовать датчики движения, которые будут реагировать на действия героев и давать «умную картинку» или реагировать проекцией. В этом направлении работает французский хореограф Мурад Мерзуки. В прошлом году фестиваль «Территория» представил его танцевальный спектакль Pixel («Пиксель»). Постановка проходит в виртуальном пространстве: пол и стена за сценой представляют собой экран, выводящий 3D-изображение, которое позволяет создавать оптические иллюзии – так, танцоры словно парят в воздухе.       


   
Спектакль «PIXEL / Пиксель», хореограф – Мурад Мерзуки, Национальный хореографический центр Кретей и Валь-де-Марн / Компания Käfig (Франция).
Источник: фестиваль «Территория», фото – Laurent Philippe


5 российских спектаклей, которые сложно представить без видео и проекций

«Гамлет. Коллаж», Театр Наций  
Режиссер – Робер Лепаж

В своем первом российском спектакле «Гамлет. Коллаж» Лепаж использует сцену-куб, придуманную им в начале 90-х. В этом кубе есть двери и вынимающиеся элементы, однако декорации оживают только тогда, когда на них проецируется изображение. Удивительно, как пространство, по сути состоящее из трёх поверхностей, превращается то в мрачную комнату Гамлета, то в роскошный обеденный зал замка, то в реку, в которой топится Офелия.


Спектакль «Гамлет. Коллаж», режиссер – Робер Лепаж, Театр Наций.
Источник: Театр Наций, фото – Сергей Петров

«Дракон», МХТ им. Чехова
Режиссер – Константин Богомолов

В «Драконе» по обеим сторонам сцены установлены камеры, которые выводят на экран над сценой крупные планы – таким образом, даже сидящие на балконе зрители видят выражения лиц героев, которые часто говорят одно, а их мимика при этом выражает другое. Кроме того, проекции дают свет – то ярко-белый, то красный, то розовый. «Красный цвет, выцветая, становится розовым» – эта фраза появляется на стене после одной из сцен. Пролитая героем кровь, в итоге выцветает и превращается в гламурное розовое пятно – опять же, не без помощи световых проекций.


Спектакль «Дракон», режиссер – Константин Богомолов, МХТ им. А.П. Чехова.
Источник: МХТ им. А.П. Чехова, фото – Екатерина Цветкова

«Ивонна, принцесса Бургундская», Театр Наций
Режиссер – Гжегож Яжина

«Ивонну» по праву можно назвать высокотехнологичным спектаклем – на сцене расставлены датчики движения и есть терменвокс, который реагирует на жесты героев. Позади сцены – огромный монитор, который «оживает» и выдает геометрические картинки, зависящие от того, что делают герои на сцене. Таким образом, каждый раз зрители видят новый спектакль.


Спектакль «Ивонна, принцесса Бургундская», режиссер – Гжегож Яжина, Театр Наций.
Источник: Театр Наций

«Процесс», театр «Красный факел»
Режиссер – Тимофей Кулябин

«Процесс» – не просто спектакль, а настоящая видеохроника одного дела. По крайней мере, если бы герой романа Франца Кафки Йозеф К. жил в наше время, то документальный фильм (или журналистское расследование) о нем был бы именно таким. Сотрудники некой организации, арестовывающие героя, записывают процесс задержания на камеру как обычную оперативную хронику. Все это транслируется на установленный на сцену экран. И если происходящее на сцене кажется театральным, то видео задержание выглядит вполне реалистичным. Йозеф К. ведет видеодневник, который тоже транслируется через экран на сцене. Периодически на экране появляется неизвестный – с искаженным голосом и скрытым лицом – как анонимный свидетель или эксперт в телевизионных расследованиях.


Спектакль «Процесс», режиссер – Тимофей Кулябин, театр «Красный факел» (Новосибирск)
Источник: «Красный факел», фото – Фрол Подлесный

«Пустота», Театр юного зрителя
Режиссер – Талгат Баталов

В «Пустоте» сценическое пространство представляет – пол и три фанерные стены, которые сужаются к глубине сцены. Для каждого места действия выбран свой цвет, например, офис освещен желтым, клуб где-то в Тверской области – красным. Однако зрителям не нужно это запоминать – о каждом месте действия сообщают титры, которые также проецируется на стену. Периодически на стену выводится набор слов, объясняющий, что происходит в голове героев, а также проецируется видео из туалетов, в которых «прячутся» герои, чтобы рассказать нечто сокровенное. Такая простота в оформлении подчеркивает и название спектакля, и состояние, которое царит в душах героев.


Спектакль «Пустота», режиссер – Талгат Баталов, Тверской Театр юного зрителя.
Источник: Тверской театр юного зрителя, фото – Роман Торопов


Читайте также

Следите за нами в социальных сетях