Будь как Петя: женщины-режиссеры — о стереотипах в профессии

10 мин.
Серия интервью о расстановке сил в театре

Мир театра, как и любой другой, полон предубеждений. Одни совершенно безобидны, другие быстро исчезают без следа, иные становятся правилами. Профессия «режиссер» однажды надежно закрепилась в ряду мужских, подставив к пресловутому «я – женщина, и, значит, я актриса» добавочное «и только». Однако современный театр не терпит ограничений и требует перемен: выходит за границы сцены, все чаще предпочитает документальность художественному вымыслу, использует язык тела вместо вербального выражения, разрушает гендерные стереотипы. Пять женщин-режиссеров рассказали «Силе Культуры» о работе, женском и мужском театре и своем месте в профессии.

Продолжение материала читайте здесь.

Марина Брусникина
Режиссер, актриса и педагог МХТ имени А. П. Чехова


Фото: Михаил Белоцерковский

Женщина-театральный режиссер – редкость?

Надо просто посмотреть в процентном соотношении, и станет понятно, что женщина-режиссер – это редкость.

Про женский и мужской театр

Наверное, самая большая сложность, с которой приходится сталкиваться – это отношение «ну да, хороший спектакль, но женский». Есть такое понятие – «женская режиссура». Я все время думаю, почему мы не говорим: «Хороший спектакль, но мужской, жалко». Мне кажется, есть такой стереотип, но только у некоторых мужчин, что если женщина делает, то что-то не совсем то, что надо. Но почему мы так не говорим про мужчин? У нас же, у женщин, не возникает такого желания осуждать. Это что-то глубоко патриархальное. Как будто если ты женщина – это недостаток. Но я с юмором к этому отношусь.

Сейчас очень много талантливых девочек-драматургов. Я сознательно беру женскую драматургию – там много хороших женских ролей. Получается, что женская драматургия, женские роли, женщина-режиссер, и в зале сидят одни женщины. Надо к этому относиться с гордостью, а не с самоуничижением, что «ой, извините, мы тут зашли на вашу территорию».

Алиса Кретова
Актриса Мастерской Дмитрия Брусникина, режиссер в театре «Практика»


Фото: Полина Рукавичкина

Женщина-театральный режиссер – редкость?

Женщина может быть кем угодно. Для меня нет разделения, особенно в плане профессии: мужчина или женщина. Есть одаренные или неодаренные, способные или неспособные. Я не считаю, что я актриса или режиссер, я – артист. Как «арт» – искусство и «ист» – человек, который этим занимается.

Про женский и мужской театр

«Девушки в любви» в театре «Практика» – мой первый спектакль. Все думают из-за названия, что это милый женский спектакль. Он не такой. Я много истерила из-за проблем с коммуникацией. Это большой труд – собираться и убирать всю психопатию женщинам. Хотя мужчины иногда даже больше истерики, но женщина просто сразу чувствует, что она «подкипает» и реализует стресс, а мужчина очень долго терпит, потом выплескивает, и ему уже сложнее собраться.

«Женский спектакль» – это как будто бы высказывание про интеллект автора. Есть женские темы, с мужчиной это может просто по энергии не совпадать. Конечно, если я буду читать какие-то комментарии вроде «этот спектакль нужно закрыть» или, что я породила хэштег «ИванВернись» (режиссер Иван Вырыпаев – прим. «Силы Культуры») – естественно, на меня это повлияет. Но сама я сделала себе хэштег на репетициях «женская режиссура», например. Просто мне кажется, что большинство женщин-режиссеров отнеслось бы к этому легко: «ну да, женский спектакль». Все зависит от того, хочет человек говорить на какую-то тему с залом или он просто «творит».

Вика Привалова
Режиссер театра, кино и анимации 


Фото: Надя Статкевич

Женщина-театральный режиссер – редкость?

Когда я поступала во ВГИК, один из педагогов мне сказал, что режиссура – не женская профессия. Может быть, он хотел в каком-то смысле меня защитить (хотя как?), а, может быть, ранить, но это было интересной мотивацией для меня, мне захотелось доказать, что я могу, смотрите. Поэтому я даже не знаю, «спасибо» ему сказать, или сообщить, что он – заложник стереотипов.

Про женский и мужской театр

Я думаю, возможно, те вещи, которые мне говорили в детстве, вроде «молчи», «терпи», сработали от противного и послужили импульсом для того, чтобы не молчать и не терпеть.

Мой спектакль в Театре.doc «Тихая революция» – про Александру Коллонтай. Почему-то у нас мало кто знает о ней, но ведь благодаря ей мы имеем многие права, которых раньше не было. Она говорила о свободе и праве выбора, боролась за возможность социальной поддержки женщин и детей. Декретные отпуска, родильные дома, санатории. Она была неравнодушным человеком, судя по ее дневникам и мемуарам.

Я старалась показать ее просто как человека: ранимого, сильного, созидающего, ищущего любви, и мне было важно сохранить то интимное ощущение, словно читаешь дневник.

Важно понимать, что феминизм тогда и феминизм сейчас – разные вещи, хоть мне и близки идеи Коллонтай.

Анна-Мария Сивицкая
Актриса, режиссер театра «Практика»


Фото: Абрам Ребров

Женщина-театральный режиссер – редкость?

Мне кажется, что сейчас много женщин-режиссеров: и в кино, и в театре. Наверное, раньше режиссура все-таки считалась мужской профессией: нужно всех организовать, вести вперед, видеть пространство. А актерская профессия имеет природу чисто женскую, потому что актер – это проводник: у тебя есть текст, какие-то режиссерские замечания, ты должен это принять в себя, впустить, а потом пропустить, раскрывая энергию произведения.

Про женский и мужской театр

Каким-то образом мужская и женская режиссура немного отличаются. Мужские постановки, наверное, более выстроенные. У меня бывает ощущение, что, если говорят «женский спектакль» – это не очень приятно. Как будто женщина – это что-то такое слезливое, мягкое, расплывчатое. Мне это не нравится, потому что это не так, это неправильное понимание женской природы. Если бы имелись в виду откровенный танец, глубокая страсть, сияние, красота, то это было бы приятно. А вообще если что-то скупо, неталантливо и плохо, то это не зависит от того, кто поставил: мужчина или женщина. С талантом, с видением, с мастерством – либо нет. Если судить по себе, то я очень чувственная и все больше воспринимаю через ощущения. Когда я работаю над спектаклем, то стараюсь соединиться с актерами, со зрителями и передать им то, что за словами, за текстом. Я больше с какими-то тонкими вещами работаю, мне это интереснее, просто еще потому, что у меня такая природа, такой я родилась.

Женя Беркович
Режиссер в «Гоголь-центре»


Фото: Олег Карлсон

Женщина-театральный режиссер – редкость?

Насколько я могу наблюдать, в последние 7-10 лет женщина-режиссер становится все меньшей редкостью. Но проблема все равно до конца никуда не делась, и в провинции это чувствуется гораздо сильнее. Девушек по-прежнему реже зовут на должности главных режиссеров, худруков. Может быть, они и меньше хотят, с другой стороны.

Больших выдающихся женщин-режиссеров просто объективно меньше, потому что выдающимся режиссерам обычно больше сорока лет, и начинали они тогда, когда женщин в этой профессии в принципе было гораздо меньше.

Про женский и мужской театр

Что мне кажется абсолютным бредом, так это фестивали женского кино, театра. Я не понимаю, зачем. Давайте проведем отдельный фестиваль лысых, рыжих, евреев-режиссеров. Считается, что женщины-режиссеры более внимательны к каким-то деталям человеческим, более подробны, но это, по-моему, тоже какой-то стереотип. В театре, на мой взгляд, совершенно не видно, кто ставил спектакль, в плане пола режиссера.  

Меня раздражает, когда говорят: «Ой, актеры – они все женщины».

- Почему?

- Ну они такие эмоциональные, нервные, нелогичные.

- В смысле?...

Вот этого я не понимаю. Меня, кстати, не раздражает слово «режиссерка», я не буду биться с кровью за то, чтобы меня так называли, но я иногда его употребляю.

Конечно, важно говорить, что эти гендерные стереотипы есть, проблемы есть, и девочкам сложнее, они уходят заниматься детским театром не по доброй воле, как в моем случае, но потому что «ну ладно, женщины-дети, пусть ставят». В то же время есть ужасно опасная штука, в которую не хочется скатываться – это искать причины вроде «Лешу, Петю и Васю зовут, а меня не зовут. Наверное, потому что я женщина». Вот здесь моя внутренняя феминистка борется с моей внутренней режиссеркой, которая говорит: «так, девочка – не девочка, иди работай, будешь как Петя, Коля и Вася».



Читайте также

Следите за нами в социальных сетях