«Цирк» стал «Центром Изучения Российского Космоса»

10 мин.
В Театре Наций состоялась премьера мюзикла Максима Диденко «Цирк» по мотивам советского фильма


Ежегодный театральный фестиваль «Черешневый Лес» в этом году открылся премьерой спектакля Максима Диденко – «Цирк». Впрочем, Театр Наций не впервые принимает у себя Диденко и его команду: полтора года назад здесь был поставлен его «Идиот». Главные роли в обоих спектаклях исполнила Ингеборга Дапкунайте. Цирковые мотивы уже не раз возникали в творчестве Диденко: существование актеров на сцене, приближенное к клоунаде, цирковые трюки – акробатика и даже эквилибристика. Наконец, цирк в творчестве режиссера перестает быть приемом и становится объектом  художественного исследования. Ранее Диденко уже работал с материалом кинокартин, точнее, ключевых картин советского кинематографа: в 2016 году спектакль «Земля», основанный на одноименной кинопоэме Александра Довженко 1930-го года, был номинирован на «Золотую маску». Премьера в Театре Наций в свою очередь вдохновлялась фильмом «Цирк» 1936-го года. На вопрос «Почему «Цирк?» Диденко отвечает, что в детстве от просмотра этого фильма у него возникало ощущение, что он живет в идеальной стране с таким же идеальным государственным устройством. И сам же отмечает: «Ведь это любимый фильм Сталина! И мы знаем, что он был снят в 36-м году, а 37-й – год самых жесточайших репрессий в истории нашей страны». Действительно, оксюморонное сочетание истории и искусства, политики и театра добавляет «Цирку» Максима Диденко актуальности.

История об американской артистке, сбежавшей в справедливую Страну Советов со своим чернокожим сыном, Джимми – остается такой же сказочной, и тем, вероятно, манящей, как и 80 лет назад

Контрастные, вырванные из темноты фигуры актеров помещены на вращающийся круг сцены: Ингеборга Дапкунайте – в белом, американская артистка Марион Диксон, Гурген Цатурян – Франц фон Кнейшиц, антрепренер и по совместительству главный злодей в спектакле, в черном пальто и фраке с огромными накладными плечами. Все вокруг них – цвета «синий ультрамарин»: костюмы персонажей, их волосы и сама сцена. Никакого секрета в этом нет: «Синий цвет – это цвет хромакея», – говорит художник спектакля, Мария Трегубова. Сцена – огромный вращающийся синий круг, над ним еще один, но меньше – по ходу спектакля он, благодаря чудесам новейших технологий, будет становиться луной, киноэкраном, с которого говорят актеры, сидящие тут же на сцене, и окном в ретрофутуризм, как его себе представляют видеохудожник спектакля Илья Старилов и сам режиссер.


История об американской артистке, сбежавшей в справедливую Страну Советов со своим чернокожим сыном, Джимми – остается такой же сказочной, и тем, вероятно, манящей, как и 80 лет назад. В роли сына Марион – Гладстон Махиб, выпускник мастерской Брусникина, уже работавший с Диденко над спектаклями «Черный Русский», «Чапаев и Пустота» и «Конармия».

Сценография Марии Трегубовой, музыка Ивана Кушнира, кинематограф и цирк: клоунада, пантомимы, грим и, разумеется, трюки – с одинаковой силой звучат в театре Максима Диденко. Впрочем, о музыке стоит сказать отдельно. Композитор Иван Кушнир уже больше пяти лет работает с Диденко. Именно Кушнир создал музыку ко всем его последним спектаклям. Песни на стихи Хармса и Пастернака из постановок в другом московском театре, «Гоголь-центре», уже давно занимают театрального зрителя. Театр Наций в данном случае предоставил все необходимое – в оркестровой яме находится живой ансамбль: скрипки, альт, виолончель и рояль. Музыка из кинофильма, ставшая легендарной в советском союзе, переосмыслена: в ней одновременно и узнаваемые советские мелодии, и экспериментальный рок, и речитативы. Впрочем, ключевая композиция фильма – «Широка страна моя родная» в спектакле звучит совсем не так утвердительно, как оригинал: в современном исполнении негласного гимна Советского Союза много печали и будто бы ностальгии, не о фактическом прошлом, но о том будущем, в которое тогда верили.


«Для меня тут важна тема Мечты», – говорит художник спектакля Мария Трегубова, – «ЦИРК расшифровывается как «Центр Изучения Российского Космоса». Мне кажется, что это спектакль про изучение российского Космоса. Российский Космос – это грань того абсурда и той мечты, в которой мы находимся».

Спектакль рассказывает и показывает, куда может привести любовь, даже если этот путь кажется слегка неправдоподобным

Сферы Небесного и Земного в спектакле находятся в постоянном взаимодействии друг с другом: в финале герои действительно улетают на Луну: Марион Диксон, ее сын Джимми и советский артист, Иван Петрович Мартынов, в серебряных скафандрах поднимаются в небо на большом сверкающем диске,  – так переосмыслено режиссером название аттракциона «Полет на Луну», вокруг которого завязана основная интрига фильма. Спектакль рассказывает и показывает, куда может привести любовь, даже если этот путь кажется слегка неправдоподобным. Получается, что по большому счету важна только она, а не то, синее все кругом или красное, – и то, и другое – одна и та же условность, подсказывает  нам ультрамариновая фигура директора цирка, сильно напоминающая Ленина.


Долгожданная премьера состоялась 11 и 12 мая, и разумеется, не прошла мимо многих звездных театралов: среди гостей Театра Наций в этот вечер можно было встретить Леонида Парфенова, Филиппа Янковского, Татьяну Навку, Вадима Верника и многих других героев светской хроники. 

Фото – Ира Полярная

Оставьте комментарий



Читайте также

Следите за нами в социальных сетях