Спектакли, на которые нужно идти 8-го марта

6 мин.
Паулина Андреева, монашки в нижнем белье, грубоватая цветочница и другие прекрасные женщины

«Вернувшиеся» 

Дашков переулок
Режиссеры: Виктор Карина, Мия Занетти, Мигель

Иммерсивный спектакль по мотивам «Привидения» Генрика Ибсена рассчитан на подготовленного зрителя — знание сюжета избавит от возможного недоумения. Но даже если вы не знакомы с текстом пьесы, идти определенно стоит. Труппа полгода работала с режиссерами Виктором Карина и Мией Занетти, изучая технику иммерсивного театра, а хореографию ставил Мигель, известный по шоу «Танцы». Историческая достоверность, свет, цвет и эротика — по-настоящему эксклюзивный спектакль «Вернувшиеся» создатели обещают увезти  в мае в США.



«Митина любовь» 

Гоголь-центр 
Режиссер: Владислав Наставшев

Постановка Владислава Наставшева — ученика Льва Додина родом из Латвии — подкреплена актерами «Седьмой студии». Вместе с режиссером повесть читают Филипп Авдеев и  Саша Ревенко. Последней досталось сразу несколько ролей: матери, горничной и даже сторожа. Неловкость Митиного положения подчеркивается буквально — с каждой минутой ему тяжелее удерживать равновесие, актер цепляется за минималистические серые декорации: коснуться пола, отказавшись от декоративного вымысла, — значит потерять любовь.


                             


«Бал вампиров» 

МДМ
Режиссер: Корнелиус Балтус

«Бал вампиров» несколько лет шел в Петербурге, успев получить три «Золотых маски», а теперь приехал в Москву. Постановка, без сомнения, толерантная во всех отношениях: вампиры обращаются к Богу (чего стоит  первая ария «Бог забыт, забыто имя его...»), и оказываются гомосексуалистами и евреями. На самом деле мюзикл, который показали уже в 12 странах, задуман как комедия. За настроение отвечает прекрасный перевод Сусанны Цирюк, хореография Дэнниса Каллахан, текст песен и либретто Михаила Кунце. Особый трепет в нежных сердцах вызовет голос графа фон Кролока — Ивана Ожогина. Одна из трех «Золотых масок» досталась именно ему, его же пригласили исполнить партию в берлинской постановке. 



«Пигмалион»

МХАТ Горького 
Режиссер: Владимир Иванов

Пьесу, обошедшую практически все мировые подмостки, во МХАТе имени Горького в 2016 году поставили впервые. Сюжет все тот же: британский филолог заключает пари, согласно которому профессор должен в короткий срок научить цветочницу Элизу Дулиттл говорить не хуже аристократок из его круга. 

Правда, на Тверском бульваре классическую пьесу Шоу лишили печальной концовки — драма приобрела оттенок комедии. Впрочем, костюмы, текст и декорации очень реалистичны. Легкости постановке добавляет наивное, почти детское настроение, с которым цветочница впервые встречает своего Пигмалиона, и отсутствие очевидных связей с суровой реальностью и социально-философскими проблемами, к которым все чаще обращается современный театр.  


                 


«№13D»

МХТ Чехова 
Режиссер: Владимир Машков

Спектакль «Номер 13D» вернулся на сцену МХАТа в измененном формате и с другим актерским составом. Пьесу Рэя Куни во второй раз ставит Владимир Машков, теперь с Игорем Верником и Паулиной Андреевой в главных ролях.

Вы оказываетесь в гостиничном номере политика Ричарда Уилли (Игорь Верник), к которому наведывается любовница-секретарша (Паулина Андреева). В номере ее ждет труп незнакомого мужчины, который, согласно комедии положений, внезапно исчезает. Зато появляются ничего не подозревающая жена политика и разъяренный муж любовницы.

На сцене парадом проходят неудачники, монашки в нижнем белье и целая толпа горничных из Китая. В конце, конечно, появится и оживший труп, о чем вы догадывались на протяжении всего спектакля.


                                 


«Цветы для Элджернона»

РАМТ 
Режиссер: Юрий Грымов

Роман Дэниела Киза посвящен истории больного молодого человека, который соглашается на экспериментальную операцию мозга. После хирургического вмешательства Чарли умнеет и достигает настоящих высот развития человеческого интеллекта, но делают ли новые знания и возможности его счастливее? 

Эта история, как признавался в интервью Юрий Грымов, очень человечная и существует вне контекста времени и технологий. Спектакль словно смонтирован из реплик, звуков, света, ощущений героев так, что порой хочется похлопать оператору. Минимализм декораций освобождает от нагромождения смыслов — есть только Чарли Гордон и его магический мир. И еще немного любви и много искренности. 





Оставьте комментарий



Читайте также

Следите за нами в социальных сетях