Секреты «Большого»: театральная изнанка в новом фильме Валерия Тодоровского

15 мин.
Рассказ о фильме из уст театрального переводчика

Лия Эбралидзе, театральный переводчик, координатор театральной программы фестиваля Territoriя и создатель проекта «Привет, балет» рассказала «Силе Культуры» о новом фильме Валерия Тодоровского «Большой».

11 мая в прокат вышел новый фильм Валерия Тодоровского «Большой» - двухчасовая драма про юность и мечту об успехе с Алисой Фрейндлих, Валентиной Теличкиной, Александром Домогаровым и профессиональными артистами балета. 

Режиссер Валерий Тодоровский и сценарист Анастасия Пальчикова задумали амбициозный проект: кино про балет в современной России кажется одновременно чем-то глубоко наивным и как будто бы даже стыдным. Рискованной выглядит и сама идея сделать фильм про современную Золушку – провинциальную девочку Юлю Ольшанскую (ее роль исполняет Маргарита Симонова), которую чудом принимают в московское хореографическое училище, а затем и в труппу Большого театра.



Кадр из фильма

Казалось бы, что ничего нового на эту тему сказать уже нельзя, да и незачем. В России балет долгие десятилетия был неразрывно связан с национальной идеей и властью, служил незаменимым орудием пропаганды и проводником так пленявшей всех идеи таинственной русской души. Эталонные картины про боль, интриги и нечеловеческий труд продолжают существовать в массовой культуре, которая успешно тиражирует многочисленные фильмы про страх и ненависть в балетных училищах и театрах.

Нелинейное повествование этого фильма-романа, как определяет жанр режиссер, смешивает в произвольном порядке сцены из училища и Большого театра с отсылками к провинциальной жизни главной героини до поездки в Москву и во время ее визита домой на последнем курсе. История начинается в Шахтинске, когда спившийся бывший премьер Большого балета замечает Юлю на улице, где она развлекает зевак танцами, пока ее малолетний напарник обчищает их карманы. Затем будут годы в училище, любовь, дружба, выпускной спектакль.

Будущие танцовщики с детства знают, куда идут – академия хореографии не похожа на сказочную мечту, в которую попадает зритель «Щелкунчика» или «Золушки»

Тодоровскому удалось без пошлости показать изнанку Большого театра и нелегкой жизни молодых артистов балета. В фильме можно увидеть роскошный репетиционный зал №1 с наклонным полом, по размеру почти не уступающий исторической сцене театра, настоящих танцовщиков труппы, среди которых мелькают знакомые лица – некоторые из тех, кто снялся в массовке, сегодня уже исполняют сольные партии.
Конечно, здесь не обошлось без прикрас. Утренний класс танцовщиков далеко не всегда проходит под аплодисменты артистов и похвалы педагога, восторженный Николя ле Риш кажется немного старомодным, а артисты балета в жизни почти не пьют.



Кадр из фильма

Будущие танцовщики с детства знают, куда идут – академия хореографии не похожа на сказочную мечту, в которую попадает зритель «Щелкунчика» или «Золушки». Чудо случается только для тех, кто сидит в зрительном зале, а балетные артисты трудятся до изнеможения изо дня в день. Мысль не новая, но охватить масштаб физических нагрузок балетных простым смертным по-прежнему сложно. «Большой» – это фильм с открытым финалом: здесь нет мифического чуда или обещания непременного успеха. Юля ошибается, грубит учителям, упускает свою удачу и снова пытается поймать ее, когда вроде бы все потеряно. Как и все главные героини балетных фильмов, она талантлива не меньше, чем ее соперница, но не идеальна. На одной из репетиций педагог (ее играет Ирина Зиброва – легендарный ведущий режиссер на балетных спектаклях и солистка балета, всегда с безукоризненной укладкой и роскошным гардеробом) критикует ее за слишком высокий арабеск (одна из основных поз классического танца – примечание «Силы Культуры»). Тут важно знать, что способность сохранить стиль и не поднимать ногу выше, чем положено по партитуре, считается в балетном мире признаком хорошего вкуса и танцевальной интуиции. 


Кадр из фильма

Но «Большой» - это не только Большой театр. Это большой труд, железная дисциплина, амбиции и сила воли. В фильме Тодоровского почти нет излишнего драматизма, эстетика балетных будней не возводится в принцип – на первый план выходит человек. Молодые люди со своими страхами, стремлением к успеху и любви живут особенной, но все же простой человеческой жизнью. Балета здесь ровно столько, сколько нужно, чтобы зритель понял и представил себе специфические будни артиста. Здесь танец становится экзотической декорацией для важных решений и взросления. Валерий Тодоровский снял кино не про балет, а про жизнь, и, пожалуй, именно поэтому его интересно смотреть.

Оставьте комментарий



Читайте также

Следите за нами в социальных сетях