«Гвоздь сезона» СТД: иммерсивная церемония, крымские русалки и шутки про Путина

7 мин.
Репортаж с места событий



«Оставь надежду всяк сюда входящий», предупреждают Богомолов и Епишев перед входом в СТД. Намек понят, но у «ворот ада» Театрального Центра на Страстном самые бойкие театралы все равно спрашивают лишний пригласительный, чтобы проникнуть на церемонию. Премия «Гвоздь сезона» закрытая — билеты на нее не продаются. Здесь собираются только режиссеры, актеры и их близкие друзья. Те, кто готов к порции черного юмора и желчи от Богомолова и Епишева, те, кто при имени «Сан Саныч» сразу понимают, что речь о председателе СТД Александре Калягине и те, кто может посмеяться, в первую очередь, над собой. 

За месяц до церемонии награждения СТД объявил список номинантов. В этом году за большой гвоздь боролись «Катерина Измайлова» Римаса Туминаса в Большом театре, «Кроличья нора» Сергея Голомазова в театре на Малой Бронной, «Русский роман» Миндаугаса Карбаускиса в театре Маяковского,  «Своими словами. А Пушкин "Евгений Онегин"» Дмитрия Крымова в ШДИ и «Утиная охота» Владимира Панкова в театре « Et Cetera». 

«Конкурсный отбор спектаклей осуществляет Экспертный совет, в который входят столичные театральные критики» — единственное, что известно о системе проведения премии. Фамилии критиков, изначальный список спектаклей и критерии присуждения баллов организаторы держат в секрете. Премия и награждение — повод собрать театральную Москву и устроить капустник «без цензуры». Тут громко говорят о том, о чем привыкли тихо шептаться в театральных фойе. Поэтому на церемонии не было видеокамер, а само награждение снимать было запрещено. 

Иммерсивные спектакли и мюзиклы захватили Москву, и церемония премии, по законам жанра, началась в фойе Театрального центра. Кровь, выстрелы, экшн и взаимодействие с актерами — было все, что полагается.  


 


Церемонию вели две крымские русалки — Женя и Коля. Берега полуострова художники обозначили подвесив к потолку мусорные пакеты из «Дикси» и пластиковые бутылки. Богомолов и Епишев не стеснялись в выражениях: «прошлись» они и по Настасье Самбурской с огромным количеством фолловеров в инстаграме (Богомолов даже сделал селфи со звездой), и по театру Маяковского, «спектакли которого хочется развидеть и расслышать», и по Панкову. Про последнего любимки-русалки исполнили песню:

«А зал набит у них битком,
И я сижу на приставном.
В проходе (блин) как к***а (блин) в проходе
Настала антракта пора
Я прокричала: «(блин) ура!»
Свобода (блин)! Свобода (блин)! Свобода!
Ушла. Зашла я в магазин, ко мне подходит Калягин.
Легавый (блин)! Легавый (блин)! Легавый!
Он говорит: «Твою же мать,
Не досмотрела, (блин), опять
Панкова (блин)! Панкова (блин)! Панкова!»

Cамый громкий гогот в зале стоял, когда премию получал театр ШДИ. Богомолов и Епишев представили диалог между Крымовым и Серебренниковым о спектакле «Своими словами»:

««Как ты отважился на такое? Тебе кто-то разрешил? Путин?»
«Бог!» - сказал Дмитрий Анатольевич Крымов.
«Путин – бог!» - ответил другой Дмитрий Анатольевич.»

Колкие остроты в свой адрес получили все лауреаты премии. Богомолов мастерски подогрел интерес зрителей, когда очередь дошла до вручения главного приза. Он достался Кириллу Серебренникову и его «Машине Мюллер», хотя спектакля не было в списке номинантов. По случаю юбилейного вечера организаторы церемонии отошли от привычного уклада. За призом на сцену поднялись Сати Спивакова, Кирилл Серебренников и Евгений Кулагин.  Через несколько минут им все же пришлось передать приз Владимиру Панкову, из-за досадной ошибки с конвертами и номинантами.

Так Богомолов ожидаемо передал привет «Оскару» и «Ла-Ла Ленду» и после полуторачасовой череды острот закончил церемонию жизнеутверждающим призывом «Давайте говорить друг другу комплименты!»

И с ним можно только согласиться. Так давайте же.



Фото: Михаил Белоцерковский

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Оставьте комментарий



Читайте также

Следите за нами в социальных сетях