Дмитрий Брусникин: «Мы готовим универсальных актеров»

10 мин

Дмитрий Брусникин – руководитель Мастерской Дмитрия Брусникина, театральный деятель, заслуженный артист России и заслуженный деятель искусств РФ. Среди его учеников: Сергей Лазарев, Дарья Мороз, Александра Урсуляк, Екатерина Соломатина, Софья Ануфриева.

Дмитрий Брусникин

Мы готовим универсальных актеров. Дмитрий Брусникин.

Дмитрий Брусникин – руководитель Мастерской Дмитрия Брусникина, театральный деятель, заслуженный артист России и заслуженный деятель искусств РФ. Среди его учеников: Сергей Лазарев, Дарья Мороз, Александра Урсуляк, Екатерина Соломатина, Софья Ануфриева.

Интервью: ЛИЗА ЛЕРНЕР
Фото: МИХАИЛ БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ
Записала: Елена Сайгина
Видео: https://silakultura.ru/article/intervyu-lizy-lerner-s-dmitriem-brusnikinym/

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Добрый день! Мы находимся в Школе-студии МХАТ в Камергерском переулке в гостях у Дмитрия Брусникина – заслуженного артиста России, заслуженного деятеля искусств РФ, профессора и преподавателя Мастерской Дмитрия Брусникина. Дмитрий Владимирович, добрый день!

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Добрый день. Это мы с вами в гостях у ректора Школы-студии МХАТ – Игоря Золотовицкого.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Спасибо вам большое за то, что вы сегодня здесь нас принимаете. Ни для кого ни секрет, что все сейчас восхищаются, восторгаются и в наибольшей мере удивляются Мастерской Дмитрия Брусникина – вашей мастерской. Удивлена и я. Не понятно, как ребята могут делать абсолютно все – в спектакле «Конармия» в центре им Вс. Мейерхольда они задерживают дыхание, в спектакле «Кандид» театра «Практика» ребята показывают, что они все – прирожденные скалолазы. Более того, они все одновременно и поют, и танцуют, и ведь это доступно только звездам мировой величины, таким как Beyonce, например, вашему ученику Сергею Лазареву, артистам мюзиклов. Вот скажите, в спорте есть такое понятие как «тренер» и «тренироваться», как вы тренируете ваших ребят, если можно так выразиться?

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Во-первых, они отбираются. Мы их отбираем и очень важно, какой происходит набор. У меня в этом смысле большой опыт, я давно занимаюсь педагогикой и наборами, и скажу вам, что никто не знает, как это происходит. Это происходит каким-то чудесным образом, какими-то непонятными обстоятельствами, когда вдруг собирается абсолютно поющий курс. Когда вдруг все люди поют прекрасно и каждый вправе выступать в конкурсе «Голос» или еще в каком-то. Это случайно. Помню нам почему-то казалось, что нужно, чтобы все играли на музыкальных инструментах еще в момент приема. Я не буду называть фамилию теперь уже актера, но он был принят за то, что умеет играть на инструменте. Этого было абсолютно достаточно. Как-то так мы решили, что нам не хватает этого инструмента и  взяли его в коллектив и потом при… О, это мои уже там тренируются! (слышан шум, топот из соседней комнаты), при определенной тренировке, как вы говорите, создании определенной атмосферы он раскрылся не только в этой области, но и в других.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Что такое особенное вы просите их сделать, чтобы они действительно так тренировались, потому что когда я человек профессионально нетренированный смотрю спектакль в Мастерской Дмитрия Брусникина, то я даже не успеваю выдыхать порой, не успеваю дышать за ними, а они столько делают на сцене.

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Да, это может быть в какой-то степени идеология нашей мастерской, здесь нет диктатуры. Мы приглашаем разных режиссеров в Мастерскую, тем самым готовим универсальных актеров, которые смогут работать в любой стилистике. Со второго курса с нами сотрудничает режиссер Максим Диденко и Галя Солодовникова – один из самых интересных современных театральных художников. В упомянутом вами «Кандиде» мы сотрудничаем с Лизой Бондарь – это молодой оперный режиссер. Это совершенно другие люди. Лиза еще не так крепка в работе на драматическом поле, и в столкновении с актерами, которые обладают драматической школой, им еще нужно найти общий язык. Я рад, что этот результат доставляет кому-то удовольствие. Поэтому мы будем рассматривать совершенно разных режиссеров и разные предложения. Например, спектакль «Дон Кихот. Послевкусие», который вышел в сентябре в Мастерской и в «Практике», это уникальная работа Миши Плутахина и Жени Ибрагимова. Женя Ибрагимов ­– замечательный режиссер кукольного театра. Это уникальный проект, который мы называем проектом моноспектаклей, это первая ласточка и первый проект, который мы сделали в Мастерской. Он идет в «Боярских палатах» и будет идти в репертуаре «Боярских палат» и театра «Практики», а сейчас будет играться на фестивале «SOLO 2016», по-моему, 10 числа.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Когда вы стали перечислять режиссеров, вы упомянули о Максиме Диденко, и я не могу не задать вопрос о его спектакле «Конармия». Известно, что там есть сцена, в которой ребята играют обнаженные, и на самом деле я понимаю, что это существует для того, чтобы воплотить на сцене идею Максима Диденко. В чем состояла идея, для которой невозможно было отказаться от обнаженности? Артисты Мастерской Дмитрия Брусникина каждый по себе это личность. Вы же не можете им сказать – иди и играй обнаженным? Для этого необходима какая-то внутренняя подготовка. Как вы актеров к этому готовите и как им объясняете, что это необходимо?

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Это довольно любопытная история. Этот спектакль делался, когда они учились на третьем курсе. Мы придумали с Максимом такой проект, с помощью Союза театральных деятелей. Мы добились возможности поехать в Комарово летом на три недели. Там они жили три недели в Доме отдыха и больше ничего не делали, только репетировали. Там было пространство, где можно было заниматься репетициями. Спустя три недели они вернулись в Москву, наступило 1 сентября. Они буквально 2-3 дня позанимались и показали мне этюды, которые они наработали в поездке и 80% этих этюдов были обнаженными. Когда они начали показывать мне, я помню, как-то напрягся и удивился, думаю, экая смелость, как они хорошо летом поработали над раскрепощением и смелостью высказывания, видно, возник какой-то азарт. А ведь это еще отобранные этюды, там их было гораздо больше. Так что как сказать, как мы добиваемся этого… Вы видите, это я к тому говорю, что это их собственное высказывание. Я это говорю не для того, чтобы рассказать какую-то байку о них. Это было их собственное предложение, более того, даже Максим был очень удивлен. Очень важно, как они воспринимают материал, и в контексте «Конармии» это абсолютно, на мой взгляд, оправдано, потому что это обнажение имеет дополнительный смысл. Это не просто ради шокирования публики делается, в этом заложено содержание, этого требовал материал. Не потому что мы хотим быть в этом смысле какими-то оригинальными.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Скажите, пожалуйста, а есть ли какие-то рамки, в которые вы их ставите, говорите: «Вот это нельзя»?

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Конечно рамки есть. Вот, например, в прошлом семестре была очень интересная заявка на работу Юры Квятковского. У нас есть мысль и идея сделать спектакль по этике Станиславского. Это будет не просто чтение материала, это будет спектакль, на котором публика смогла бы знакомиться с этикой Станиславского не посредством чтения брошюрки в Музее художественного театра или в библиотеке, а посредством спектакля.

14231322_10207479090684260_3658079416271315007_o.jpg

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Скажите, пожалуйста, а что еще ребятам было бы интересно сыграть,  влияют ли они как-то на формирование репертуара? Вот, например, насколько это известно, девочки-актрисы хотят сыграть Джульетту, Нину Заречную. Вот ваши актрисы могут к вам подойти с подобной просьбой?

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: У них есть такая возможность. Я в двух словах сказал, что у нас есть такой проект, который называется проект моноспектаклей. Все время пока они обучались в школе-студии МХАТ и первый год работы на свободе и выхода из стен школы-студии мы работали всегда коллективами, это были большие коллективные спектакли, где практически была занята вся труппа Мастерской. В прошлом году мы придумали такую историю, что каждый из них имеет право заявить свой моноспектакль. Они сами ищут материал, они сами ищут режиссера, сами ищут драматурга, они даже иногда сами ищут и финансирование, и таким образом возникают дополнительные проекты, где они работают в одиночестве. Это место, где могут осуществляться мечты. Вот, например, Миша Плутахин, он частично осуществил свою мечту. Они сделали удивительный, на мой взгляд, спектакль, просто невероятно нежный, трогательный, прекрасный спектакль.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: «Брусникинцы» пробуют абсолютно разные жанры: это и иммерсивный театр в центре им Вс. Мейерхольда «Норманск», который уже, к сожалению, не идет, это «Я» в жанре вербатим. Скажите, пожалуйста, какие еще жанры у вас сейчас будут в ближайшее время, какие планы?

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: В ближайшее время планы у нас такие – Максим Диденко приступил к репетициям спектакля «Чапаев и пустота» В.О.Пелевина в Мастерской и в «Практике». Спектакль должен выйти в середине ноября, либо ближе к концу. Не будем раскрывать секретов, приходите смотреть. Это ближайшая наша премьера. Потом у нас премьера спектакля, который будет называться «Нация», это совместный спектакль Мастерской и «молодой» Мастерской – второкурсников Школы-студии МХАТ. Вместе с ними зимой этого года мы осуществили поездку по Транссибу. Мы проделали путь из Москвы во Владивосток и обратно. Поездка длилась две недели. С нами ездил драматург Андрей Стадников, с группой драматургов из 4х человек, группа документалистов во главе с Олей Привольновой. Результатом этой поездки явилась пьеса Андрея Стадникова, которая называется «Нация». Она собрана из материалов, которые собрали студенты в поездке и обработали драматурги. Готовится к показу фильм Оли Привольновой о нашей поездке, который называется «Насквозь». И появился экзамен, который мы назвали «Транссиб», который прошел этим летом. И еще будет спектакль, который объединит вот эти все три направления. Он выйдет, вероятно, где-нибудь в декабре. У нас очень много планов. Мы с вами коснулись немного моноспектаклей – это движение тоже будет активно развиваться, и к следующему году начнутся премьеры моноспектаклей в Мастерской. Потом, мы надеемся, что произойдет спектакль «Евгений Онегин», тоже будет пока пилотный проект, показывать его будут старшие брусникинцы. Прелесть этого проекта заключается в том, что этот спектакль будет играться в ресторане «Пушкин» ночью. Спектакль будет начинаться в 2 часа ночи. Мы хотим предложить руководству ресторана такой сериал, который будет называться «Евгений Онегин», это 8 глав и 8 ночей.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Это будет променад?

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Нет, это будет сериал, это будет 8 ночей.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: То есть люди, как у Додина, будут покупать билеты на несколько спектаклей?

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Да, люди будут покупать билеты на первую главу, потом захочется посмотреть вторую главу, потом третью, потом четвертую и далее до восьмой главы. Просто спектакль будет проходить в разных локациях на территории ресторана «Пушкин». То есть у нас такое предложение есть, мы бы хотели, чтобы его поддержало руководство ресторана. Мне кажется это какой-то красивый проект.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Очень красивый! Это невероятно интересно. Но я у вас не могу не спросить как у театрального деятеля, Мастерская которого играет сейчас все самое современное, интересное, необычное, не побоюсь этого слова, модное. Что сейчас в тенденции современного театра? Сейчас возникло огромное количество молодых, амбициозных, очень интересных постановок, «Твоя игра» Федора Елютина, «Черный русский» Максима Диденко. Как подобные вещи будут влиять на развитие театра?

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Вы называете как раз те фамилии людей, с которыми мы активно сотрудничаем. Это очень интересный актерский драматический опыт участия в спектакле и в проекте. В спектакле «Твоя игра» и в «Черном русском» у Максима заняты актеры нашей Мастерской. Лена Новикова является продюсером этого спектакля и является одновременно продюсером нашей Мастерской, мы имеем непосредственное отношение к этому.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Вопрос был скорее о том, в чем будущее сейчас, как вы видите развитие сейчас современного театра, в каком направлении он пойдет. Это может быть глобальный вопрос, но я не могу вам его не задать.

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Сейчас открылся фестиваль «Территория», в котором принимаем участие, очень интересный фестиваль, я его всячески пропагандирую и поддерживаю. У нас будет там спектакль с второкурсниками, который будет называться «До и после», и Мастерская тоже в этом задействована, три актрисы из Мастерской заняты в этом проекте. Это проект, который мы придумали вместе с Фондом «Артист». Мне кажется, что репертуар и программа, собранная на «Территории», чрезвычайно любопытна. Тенденции, которые ждут в ближайшее время современный театр, в общем, собраны на этом фестивале, с ними можно ознакомиться. Театр – это живой разговор, театр происходит здесь и сейчас, в данный момент, поэтому развитие его – это всегда интересно. Вы никогда не задумывались, почему все вокруг одновременно начинают ставить одного и того же автора или даже одну и ту же пьесу? Я люблю это говорить и повторять, театр не может быть не современным, он может быть только современным, он только может реагировать на то, что происходит вокруг.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Красивое понятие «брусникинцы» относится к вашему четвертому выпуску, но на самом деле, у вас есть очень известные выпускники, такие как Сергей Лазарев, о котором мы уже говорили,  Александра Урсуляк, Дарья Мороз. Вот они могут гордо именоваться «брусникинцами»?

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Как вам сказать, это приклеилось к последнему курсу, потому что вот те фамилии звезд, которых вы сейчас называете, это не только мои ученики, хотя я в полной мере считаю их своими учениками и своими в какой-то степени детьми. Это Мастерская, которой мы руководили с Романом Ефимовичем Козаком и главным педагогом Аллой Борисовной Покровской. Долгие годы мы втроем формировали нашу Мастерскую, вот и выпускники Сережа Лазарев и Саша Урсуляк – они также и «козаковцы» и «брусникинцы», «покровцы» вот, наверное, так. Но они, по-моему, не против, чтобы их величали «брусникинцами».

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Старшими «брусникинцами»!

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Старшими «брусникинцами».

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Я могу вам задать личный вопрос? Известно, что у вас очень красивый и крепкий брак  с режиссером Мариной Брусникиной и что у вас нет дивана, на котором раздают главные роли. Вопрос от молодого поколения: что вы делаете для того, чтобы ваш брак был таким красивым, в чем секрет его крепости и в чем секрет крепости такого брака при такой сложной профессии, ну, и в сегодняшнем нестабильном мире.

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Я не скажу вам никакого секрета, потому что, я просто серьезно отношусь к слову любовь. Дело в любви, понимаете? Просто я люблю этого человека и все.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: Часы говорят нам о том, что пора заканчивать интервью с вами, потому что вам пора тренировать новое поколение прекрасных актеров, которое в дальнейшем получит, наверное, название младшие «брусникинцы».

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: А потом какие будут?

ЛИЗА ЛЕРНЕР: А потом покажет история (смеются). Поэтому спасибо вам огромное за интервью. Спасибо вам за то, что вы нас приняли.

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: Приходите к нам в театр, к нам в Мастерскую, в «Практику». Будем рады вас видеть.

ЛИЗА ЛЕРНЕР: До свидания!

ДМИТРИЙ БРУСНИКИН: До свидания!



Оставьте комментарий



Читайте также

Следите за нами в социальных сетях