Четыре часа о жизни эмигрантов: спектакль «Изгнание»

1 мин.

Первой премьерой этого года сцены на Сретенке театра имени Маяковского стала трагикомедия «Изгнание» в постановке Карбаускиса по пьесе Ивашкявичюса. 



Первой премьерой этого года сцены на Сретенке театра имени Маяковского стала трагикомедия «Изгнание» в постановке Карбаускиса по пьесе Ивашкявичюса. Это третья после «Русского романа» и «Канта» совместная работа литовских авторов. Пьеса была написана по впечатлениям драматурга, окунувшегося в жизнь лондонских рабочих окраин, где живут литовские эмигранты. Первоначально им была задумана комедия, но то, что писатель там увидел, в корне изменило замысел произведения.  

1999 год. Открылись границы и сотни литовцев ринулись за лучшей жизнью в Лондон. Воспитанные в Советском Союзе на доверии и принципе «человек человеку — друг», они попадают в совершенно другой мир, оказываются в лапах мошенников, остаются без документов и денег. Судьбы парней и девушек складываются по-разному, но каждый сталкивается с тем, что для того, чтобы выжить, приходится ломать себя. И нередко это приводит к трагедии.


Главный герой (актер Вячеслав Ковалев) становится бездомным нищим, ночует в картонном коробе. И однажды наступает страшный день, меняющий его жизнь. Белый мужчина приличного вида с банкой «Туборга» в одной руке и битой в другой подходит к его жалкому жилью и начинает методично бить, сначала – по коробкам и убогой утвари, потом — по нему. Избивает до кровавой пены, до пузырей, до судорог. И под градом ударов эмигрант лишь униженно выдавливает из себя: «Сорри… сорри… сорри». Очень жесткая, сильная сцена, которой сопереживает весь зрительный зал. Вместо того, чтобы дать отпор насильнику, парень, поверженный на землю, только жалко извиняется и прикрывает голову от ударов. Он не просто не может постоять за себя, а не имеет права. Без документов он бесправен в мире строгих законов.


А потом он бежит. Без еды и сна, эмигрант день за днем бежит под холодным лондонским дождем и боится остановиться. Пока однажды на помойке не встречает земляка. Тому повезло больше, за жилье и еду он работает барменом на старом корабле, стоящем на причале. И на несколько дней соглашается приютить бедолагу, разрешает спать в машинном отсеке. 

Через много испытаний приходится пройти герою. Постепенно шаг за шагом он поднимается с колен, находит работу и даже пытается найти любовь. Но мысль разыскать обидчика и отомстить не покидает его ни на минуту. И когда наконец он встречается с ним, то вдруг понимает, что мстить-то фактически некому… 


Первая читка пьесы проходила среди лондонских актеров, сюжет поразил их. Англичане не представляли, что есть ТАКОЙ Лондон, неизвестный для местных, их взгляд на поляков, литовцев и других мигрантов изменился. 

«Когда я бываю в Москве, иногда езжу в такси, — рассказывает драматург, — и нередко за рулем сидит таджик или грузин, мы разговаривает о жизни. И я понимаю, что проблемы эмигрантов везде одинаковы. Люди, оторвавшиеся от корней, как бы подвешены в воздухе, они не могут полностью ассимилироваться, живут только будущим в надежде скопить деньги и вернуться домой. Только их родина уже не будет прежней. А их дети живут здесь и сейчас…Права русская поговорка: где родился, там и пригодился».

Пьеса называется «Изгнание» и традиционно это понятие ассоциируется с политикой. Мы помним много примеров, когда из страны изгоняли диссидентов, инакомыслящих. Теперь акценты поменялись и люди отправляются в добровольное изгнание. Но оно не менее горькое и трагичное. 


Спектакль длится четыре часа: три действия, два антракта. Зрителям старшего поколения, помнившим Прибалтику богатой и процветающей, знавшим этот край красивым, успешным, европейским, особенно горько и больно видеть, как эта молодежь сливается в эмигрантской толпе, которую лондонцы подчас огульно называют «сраными поляками». 

И невольно встает злой вопрос, уже из реальной, а не театральной жизни: почему «чем дальше на Запад, тем банка колы дороже»? Почему именно Англия стала вершиной экономического благополучия Европы? Тому много причин. А главой всему — верховенство законов, исполнение которых доведено там до автоматизма. И пока это не станет для всех ясным как день, толпы активной молодежи будут стремиться как рыба на нерест — на Запад. И терять свою идентичность, пытаясь стать там своими, скопировать внешность, привычки, и даже «подстроить под англичан подбородок и нижнюю челюсть».                          

Мир уже никогда на будет прежним, и надо учиться с этим жить чтобы оставаться людьми.

Фото: Михаил Белоцерковский

Оставьте комментарий



Читайте также

Следите за нами в социальных сетях