7 экспериментальных спектаклей фестиваля «Золотая маска»

Музыка из полиэтиленовых пакетов, пиротехническое шоу и прогулка по вокзалу с Брехтом в спектаклях, номинированных на «Золотую Маску» в категории «Эксперимент»



«Кабинет редкостей», Инженерный театр «АХЕ» и ЦПКиО им. С. М. Кирова, Санкт-Петербург

9 апреля, Елагин парк (ЦПКиО им.С.М.Кирова, Санкт-Петербург) 

Инженерный театр «АХЕ», занимающийся экспериментами с 1989 года, на этот раз номинирован за сотворение мира. «Кабинет редкостей», поставленный в слесарном цехе петербургского парка имени Кирова, – это попытка не просто разобраться с тайнами мироздания, а смоделировать сотворение мира. Для этого режиссеры (и они же действующие лица) Павел Семченко и Максим Исаев используют не только актеров, но и огонь, воду, растения и даже жидкий азот. В итоге зрителям предстоит увидеть семь разных историй – мифов, переведенных, по словам создателей спектакля, на язык «театральной безусловности». И пусть в результате экспериментов не появится новый мир, в конце каждой истории актеры находят ценный артефакт, который будет законсервирован в трехлитровой банке. 



         


«Макс Блэк, или 62 способа подпереть голову рукой», Электротеатр Станиславский, Москва 

29, 30, 31 марта, Электротеатр Станиславский 

Спектакль «Макс Блэк» знаменитого немецкого режиссера Хайнера Гёббельса на полтора часа превращает сцену и зрительный зал в научную лабораторию. Главный герой — ученый-философ, который проводит опыты: на сцене постоянно что-то горит, взрывается и издает звуки. Электричество, огонь, шумы и пиротехника — герои спектакля наравне с ученым. Особую атмосферу создает запах серы, который, с одной стороны привносит в спектакль нечто дьявольское, с другой — погружает зрителя в мир алхимии. Кажется, что вот-вот и ученый получит из олова золото. Правда, этого не произойдет. По словам самого Гёббельса, «Макс Блэк» — спектакль о провале науки, которая ищет ответы на вопросы, но не находит их. Не зря режиссер выбрал для постановки тексты записных книжек Валери, Лихтенберга, Виттгенштейна и заглавного героя Макса Блэка, которые занимались не только строгими научными дисциплинами, но и изучали искусство и были художниками. 




Макс Блэк задумывался как реконструкция спектакля, впервые поставленного в 1998 году в Швейцарии, однако получился совершенно новый спектакль — благодаря другому актеру и другому языку, которые задают спектаклю новый ритм. 





«Молодая гвардия», Театр «Мастерская», Санкт-Петербург 

3, 4 апреля, Театр им. Маяковского, сцена на Сретенке 

Спектакль «Молодая гвардия» ставит перед петербургской «Мастерской» непростую задачу — не просто рассказать популярную в советские годы историю о подпольной организации в Краснодоне, а исследовать миф, рожденный государственной пропагандой. Четырехчасовое действие состоит из трех частей, превращающих зрителей в настоящих исследователей. 

Первая часть, поставленная Максимом Диденко, — это воспроизведение самого мифа. Происходящее на сцене мало похоже на классическую инсценировку. Режиссер работает в своей любимой манере — использует минимум текста и максимум пластики. Актеры, похожие на ожившие статуи, и громыхание музыки как нельзя лучше подчеркивают пафос романа Фадеева. Во второй части (режиссера Дмитрия Егорова) зрителю предстоит вернуться в реальный мир, познакомиться с документами и узнать настоящую историю молодых людей, чьи страдания позднее превратились в подвиг. 

Третья часть получила название «Жизнь» — именно она и выступила в качестве режиссера финального акта. Что стало с Краснодоном, как там относятся к мифу авторства Фадеева, как актеры «Мастерской» готовились к постановке — все это показывает связь с реальным временем и помогает зрителям сделать собственные, пусть и неутешительные выводы.

 


«Поле», «Театр post», Санкт-Петербург 

3, 4 апреля, Театр наций, малая сцена 

Драматург Павел Пряжко написал пьесу о современных жителях деревни, собирающих урожай, однако посвятил ее современной физике, в результате чего название читается двояко — это и засеянное поле где-то в России, и физический объект вроде магнитного поля. 


В программке спектакля множество научных терминов, однако в диалогах персонажей нет ничего такого — это простые деревенские юноши и девушки, оказывающиеся в обычных житейских ситуациях. Тем не менее, спектакль представляет собой броуновское движение — сцены в нем пронумерованы и их выбирает генератор случайных чисел. Иногда во время спектакля одна и та же сцена может быть сыграна несколько раз — и ни режиссер, ни актеры не могут заранее предсказать развитие событий.  


                   


«Разговоры беженцев», Фестиваль «Точка доступа», Санкт-Петербург 

1 апреля, Ленинградский вокзал 

Пьесу «Разговоры беженцев» Бертольта Брехта принято считать политическим и гражданским манифестом драматурга. Поставить ее в классическом театре на сцене так, чтобы зритель не отвлекался и постоянно следил за героями, невероятно сложно. Единственный возможный вариант — сделать зрителей частью спектакля и перенести его в место действия пьесы, то есть на вокзал, что и сделали режиссер Владимир Кузнецов и художественный руководитель постановки Константин Учитель. 


В течение часа два героя будут бродить по вокзалу, есть, пить пиво, спорить на социально-политические и бытовые темы, читать стихи. Делать они это будут неприметно для посторонних людей, иногда скрываясь и от зрителей. Подслушивать героев предстоит с помощью наушников, которые выдают перед началом представления. Внимательно вслушиваться в диалоги не придётся — организаторы на это и не рассчитывают. Они прекрасно понимают, что иногда самое интересное происходит не в спектакле, а рядом — с пассажирами, ставшими невольными участниками представления.

       


«Снегурочка», Театр «Старый дом», Новосибирск 

10 апреля, Студия театрального искусства 

«Снегурочка» новосибирского театра «Старый дом» значится как фантастическая опера, однако к классическому музыкальному театру она практически не имеет никакого отношения. Полуторачасовое действие — это сплав музыкального и пластического театра, в котором нет места оркестру. По словам композитора Александра Маноцкова, работа над партитурой велась в режиме творческой мастерской. Увертюра и восемь частей оперы исполняются актерами от начала и до конца, причем в качестве музыкальных инструментов используются как привычные дудки, скрипки и фортепьяно, так и полиэтиленовые пакеты, доски, пластиковые бутылки, металлические тазы и много других «немузыкальных инструментов». 


Несмотря на необычную форму, спектакль рассказывает простую историю девушки, живущей в сказочной стране, в которой, как и в реальном мире, правят стереотипы и мышление толпы. Пусть новосибирская Снегурочка не смогла растопить сердца жителей Берендеевского царства, зато ей удается сделать это с сердцами зрителей оперы.

       


«Язык птиц»/ Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова и центр «Антон тут рядом», Санкт-Петербург

14, 15 марта, Электротеатр Станиславский 

«Язык птиц» — уникальный проект для театра федерального уровня, в котором наряду с обычными актерами играют люди с расстройством аутистического спектра. Главной целью эксперимента стал поиск нового языка, который был бы доступен и понятен всем участникам спектакля — и актерам, и людям с особенностями развития, и зрителям. 


По словам режиссера Бориса Павловича, спектакль представляет собой путь человека к самому себе. Неслучайно в качестве основы была выбрана известная персидская легенда о 30 птицах, которые странствуют в поисках птичьего царя Симурга и, увидев собственное отражение в озере, обнаруживают, что они сами и есть этот царь. В начале спектакля на сцену выходят люди, говорящие на «птичьем языке». Они нарушают рамки привычного театрального действия, но в процессе представления они учатся выражать мысли с помощью движений, звуков музыки и даже тишины. Вместе с ними учатся и зрители, которые хоть и не участвуют непосредственно в действии, но проживают путь к себе вместе с героями и становятся чуть более свободными.

   

Оставьте комментарий



Читайте также

Следите за нами в социальных сетях